Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: неосязаемое (список заголовков)
04:04 

It's okay to be a little stoned.
Нарисуй мне границы, просто нарисуй. Нарисуешь, м? Не спрашивай зачем, я не знаю. ..

@темы: неосязаемое

17:09 

It's okay to be a little stoned.
-Знаешь...

Знаешь? - всегда начинаю я. Он незаметно склоняет голову на бок, почти всегда в руке неизменно дымится сигарета, он слушает всем собой слушает... склонив немного голову, давая понять.
Я и не знаю сама спрашиваю я или утверждаю. Но он все равно все знает. А как тут не знать. Он со мной живет. Он все знает обо мне, чувствует обо мне.

- Знаешь, - начинаю было я, - мне так невъебенно одиноко сейчас.
Хмыкает едва слышно. Ментоловый дым струится, растворяясь почти под потолком.
- Нам одиноко, - голос правильный, уверенный.

Нам одиноко. Это не больно, привычно совсем, и садистски приятно даже.

Кончики пальцев у него пахнут дымом, будто пропитавшиеся никотином. Я тоже когда-то так хотела. Он почти осязаемо проводит кончиками пальцев по засохшим царапинам на руке, а я почти чувствую кожей вкус горькой мяты и сигарет.

- Я больше не стану так делать... правда... наверное...

А теперь Он криво улыбается, отдергивает руку.

- Будешь, я же знаю. Не ври себе, мне не ври, - опускает низко голову, фитилек в руке тлеет, догорая, - Ты хорошая девочка. Глупостей не сделаешь.

Я хочу услышать вопрос, но Он говорит твердо. Знает все же. Это правда, не может быть вопросом.

@темы: неосязаемое

14:09 

It's okay to be a little stoned.
11:47 

It's okay to be a little stoned.
Какой-то отчаявшийся неудачник рисует мне на лбу кровавую точку лазерным прицелом. Красная линия преобразуется в стальную нить и пронзает меня насквозь. Моя голова висит на этой нитке, точно большая бусина. Мое тело висит на этой нитке, точно бесвкусная дешевая подвеска. Вот поэтому я боюсь пошевелиться. Если я немного отклонюсь в сторону, нитка-прицел-струна рассечет стеклянный скафандр на моих плечах на две части, или же поперек. Тогда я утрачу способность дышать, абстрагироваться от внешней атмосферы.
Я опускаю голову.
Скафандр взрывается.
Мне нечего терять, поэтому я сгребаю ладонями ненавистный мне воздух, в котором то и дело лопается тишина с едва слышным "блядь" или "идите все к черту!", сгребаю и пытаюсь лепить из него свою правду. Не выходит. Я пытаюсь скрепить эти грязные комки ругательств и ненависти своими мыслями и слепить из них свое будущее. Разваливается. Я пытаюсь вытереть руки. Липнет.
Какой-то отчаявшийся неудачник выстреливает мне в грудь гулким коротким свистом. Мимо.
Пуля пролетает насквозь.

@темы: неосязаемое

00:05 

It's okay to be a little stoned.
Комната душная.
Мне кажется, можно запросто расковырять ногтем дырку на моей груди, а затем выудить на пальцах что-то вязкое и липкое, с резким запахом черники и гнилого мяса. При желании, можно пробраться внутрь всей кистью и выгребать оттуда желатиновые черные комки. Еще минута и рука заскальзывает по локоть, я цепляюсь ногтями и неклюже вытягиваю наружу пчелиный улей. Душно. Рой пчел заполняет комнату. Рой моих мыслей жалит меня. Мои мысли-пчелы одна за другой валятся на пол с тихим "тц", так похожим на клацание клавиатуры.

@темы: неосязаемое

21:13 

сказочная бредятина

It's okay to be a little stoned.
Русалки не рыбы: чешуя их не сдирается попросту, да о камни не счесывается. На хвосте у них, одна к одной, ровно дюжина тысяч чешуек. Русалки не поют, а только напевают, мурлыкают звонко песенки, плотно сомкнув губы - ммм мммм ммм - иначе обнажат свои острые зубки, моряки-то боятся.
Русалки не рыбы, русалки не гибнут попросту.
Отчаявшись или сойдя с ума, они будут бросаться на скалы и, разместившись поудобней на острокаменном рифе, стерев вкровь нежные девичьи ладони, впервые или наконец, будут петь свои самые сладкие песни, обнажив острые зубки - терять то нечего - и отрывать одну за одной чешуйки с хвоста. Кровь у них лиловая, тягучая, что мед, сладкая на запах. Сладкая на запах - да на зубок никто не пробовал.
Дюжина тысяч чешуек - одна за одной. А русалка без хвоста - мертвая русалка.

@темы: неосязаемое

18:22 

рыбное человечье

It's okay to be a little stoned.
И есть покорные ручные Водоемы, и есть Солнце, что гладит поверхность воды, но на дне же всегда остается холодный ил, да песок.

Можно было быть Рекой. Полноводной и властной; доверительным шепотом шуршать гравием и душить, затягивать, обнимать предательскими воронками водоворотов. Одно стремление бесконечно падать вниз только чтобы звучать, чтобы слышно пенящиеся стоны и вздохи.
Можно было быть Морем. Урчать у ног с прилизанной шерстью котом; старым подслеповатым псом доверяться на ощупь: лизать ноги, тереться носом, мокро кашлять шаркающей беззубой пастью. Волнами - хватать за волосы и швырять в самую суть; незагорелым лицом - в песок, розовыми ладонями - об острые камни.

Грязные водоросли; тяжесть запаха болотной тины.
По-человечьи теплые брюшки дурных рыб, что ютятся в холодной воде.
Это были бы самые дурные рыбы на свете - и не было для них другой отравы, окромя холодной воды.

@темы: неосязаемое

20:45 

зарисовки сказок

It's okay to be a little stoned.
- И никогда не носите Сказки на кончике хвоста, - продолжал Старый Лис, устало щурясь на своих учеников, - Это же вам не связка ключей! Волшебство - дело тонкое...
- А где же их тогда прятать, учитель?
- Храните Сказки под Сердцем. Человеку же никогда не позволяйте приручить вас - не у всякого человека Сердце имеется.

@темы: неосязаемое

16:11 

бредятина всякая, графоманство

It's okay to be a little stoned.
15:44 

lock Доступ к записи ограничен

It's okay to be a little stoned.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:37 

It's okay to be a little stoned.
Легкое дыхание, лисья поступь и красная матовая помада - это все К.
У К. есть замысловатые планы на жизнь и совершенно незамысловатая мечта - американский завтрак. Ах, это когда ты встаешь ближе к полудню, просыпаясь от запаха кофе, и скользнув босыми ногами в мягкие тапочки, проходишь в небольшую уютную кухню, где тебя встречает и дразнит вереница запахов: все тот же кофе, яичница-глазунья с жаренным беконом, на столе баночка клубничного джема и забавно-желтые цветы в старенькой вазе. Торопиться некуда - ты заворачиваешься в домашний халат и разворачиваешь на последней закладке страницы любимой книги. Удовольствие растягивается на пару часов.
Вот что есть "американский завтрак" в представлении К.
Панический страх замужества, абсолютная неспособность делить с кем-то кровать и, в особенности, жизнь, отдаляли К. от воплощения незамысловатой мечты в жизнь. Но накрывать голову подушкой, не внимая призывам будильника, жмурить глаза и гонять перед глазами подобную картинку - было занятием весьма приятным. Можно ведь и помечтать.
К. была знакома с Н., коего можно описать в двух словах - обаятельный мудак, чей паспортный возраст заметно обгоняет придурковатую голову, и с ее стороны это была сладчайшая влюбленность.
К. была гордой, но видимо, недостаточно.
За бутылкой дешевого вина К. шептала Н. о том, насколько у него красивые глаза и прекрасные "музыкальные" пальцы. К. пьяно улыбалась и рделась, когда эти самые пальцы оказались под голубым ситцем ее платья. Прямо пропорционально тому, как с плеч К. стягивались ажурные бретельки, в теплом дыхании и пьяных, нелепых телодвижениях, с их встречи штукатуркой осыпался налет какой бы то ни было романтики.
На утро К. проснулась в холодной квартире на другом конце города, а из кухни до ее носа доходил только тяжелый сигаретный дым. И то ли потому, что Н. не умел готовить, то ли потому, что у него были слишком холодные пальцы, влюбленность без предупреждения исчезла, и К. сникла.
К ногам К. стали сыпаться букеты роз и обещаний, лились звонки и смс. И К. зевала от скуки.

@темы: неосязаемое

22:38 

старье всякое. тексты

It's okay to be a little stoned.
22:48 

сст

It's okay to be a little stoned.
Мы ждем автобус. Февраль какой-то сгорбленный и уставший.

(Три красных автомобиля подряд; в новостях сообщили об очередном терракте; соседский мальчишка улыбнулся мне; синоптики ошибались.)

Огонек зажигалки кусает кончик сигареты, ветер кусает меня за щеки.

(Личностные катастрофы и повсемирные трагедии.)

- Да что же это за день сегодня?..
- Самый обычный день.

@темы: неосязаемое

17:32 

It's okay to be a little stoned.
Когда-то меня терзал тот факт, что мысли ютятся в голове одним большим перемешанным скопом, в то время, как мне хотелось разложить их по полочкам, распихать в тюбики и баночки, коробочки и склянки, закатать ощущения и воспоминания в консервы, а толковые мысли накатать на длинном нескончаемом свитке, что египетский папирус, да разумеется с главами и абзацами, и понятным указателем. Сейчас же я смирилась, свыклась с этой кашей в голове, с этой вязкой и липкой неоднородной жижей, в которую только и делай, что запускай пальцы, и пытайся ухватить склизкую ниточку незнамо чего. Я даже не свыклась - сейчас мне бы и не хотелось иного. Зачем превращать разум в музей или барахолку, выстраивая "чертоги" и захламляя полки ненужным материалом. Хотя, частенько, все же, я так и делаю, это касается в основном изучения параграфов по учебникам. В целом же, мне нравится, что мысли похожи на танец-суховей пыли в ленте оконного света. И ты просто... наблюдаешь? Но ты не просто наблюдаешь, ты ощушаешь эту пыль носом, ты щуришь глаза от света, в конце концов, ты даже влияешь на это облако пыли - взмах руки и хаос восполняется с новыми оборотами; задвинуть шторы - и пыль не так заметна глазу.

@темы: размышления, неосязаемое, записки

01:23 

It's okay to be a little stoned.
И я складывал бумажных журавлей. Этот был 3044 - крошечный, из глянцевой голубой конфетной обертки; под левым крылом я нарисовал, вернее, почти выскреб красной ручкой ему сердце. Я никак не мог отвести ему подходящее место в моей комнате, потому что не мог решить, напоминает он мне море или небо - этот вопрос вытеснил из моей головы проблемы немытой посуды, порванных деревянных четок и следа от них на запястье, - так что все свое время я только об этом и думал. В конце концов я оставил Небо-Море с крошечным сердечком под левым крылом на своей прикроватной тумбочке. Мой оберег.
Я складывал журавлика за завтраком, обедом и ужином из бумажных салфеток; из одноразовых полотенец в общем душе; из любой попадающейся под руку бумаги в свободное время: я вырвал все страницы из украденной мною библиотечной книги Ш.Бронте "Городок", остался лишь корешок, которым я подпираю ножку кровати.
Бумажные птицы всех цветов и размеров развешаны по периметру дверного проема и окна моей комнаты, под потолком и, с десяток птиц - в каждом из четырех углов.
Я наскоро складывал птицу и украдкой клал ее в карман доктора Ньюмана во время утреннего обхода (он мне нравился, я хотел подарить оберег и ему), складывал журавля за послеобеденным просмотром ненавязчивых телепередач, складывал бумажную птицу перед тем, как войти или выйти из своей комнаты. И я не мог вспомнить, собирался ли я загадать желание и чтобы я попросил, я не мог вспомнить, зачем я начал и скольких задался целью собрать, я знал только одно: эти бумажные птицы могли уберечь меня от демонов.
Когда я, лежа в своей кровати, задыхался от черного дыма и смотрел, как бумажные птицы одна за одной вспыхивают, как Небо-Море на моей тумбочке скорчилось, истекая голубой краской, я уже знал: это их проделки.

@темы: неосязаемое

01:53 

It's okay to be a little stoned.
Иногда мне стыдно перед тобой за мою любовь. Мне стыдно за то, что я хочу взвалить тебе ее на спину, что тяжелое синее небо, а стоило бы накинуть ее на твои плечи мягкой кружевной шалью.

@темы: неосязаемое, осязаемое

22:36 

It's okay to be a little stoned.
Ты не разделяешь моей страсти к поэзии, но мне хочется шептать тебе в уши самые глупые и приторные есенинские стихи. Ты не терпишь щекотки, мне приходиться шептать их, уткнувшись губами куда-то в твой затылок; твои сухие вьющиеся волосы царапают мои щеки на каждом слоге.

Иногда мне хочется разбить тебе вкровь лицо, -тебе пойдет ссадина на нижней губе, - но на самом деле, я хочу сделать это, чтобы убедиться в том, что ты влечешь меня внутренней красотой. На самом деле, я хочу изуродовать твое лицо, я хочу разбить тебе нос, нарушить симметрию твоего лица багровеющим пятном над левой скулой и парой кровоподтеков. На самом деле, мне хочется убедиться, что ты позволишь мне сделать тебе больно - я хочу твоего доверия.

@темы: неосязаемое, осязаемое

00:07 

It's okay to be a little stoned.
А по вечерам жутко болела спина - прорезались драконьи хребты. Удивительно, конечно, что в первую очередь сменялись не ногти да зубы, а позвонки. Приходя домой с работы, я убивал время за кружкой чая, скрипел зубами, терпел, смирялся, а затем рьяно счесывал с коркой черной чешуи хребты о шероховатые бетонные стены квартиры. Бился, метался, выл. Пробовал, конечно, и сломать эти хребты, и срезать, да разве драконью шкуру металл возьмет? Другой раз пришел домой и разглядел в зеркале перламутровые чешуйки уже за ушами. Смирился. Свыкся. По ночам хребты эти гладил, все ждал, когда крылья пойдут.

@темы: неосязаемое

11:21 

It's okay to be a little stoned.
Я щелкаю пальцами. Город становится огромной пчелой - черно-желтой, враждебной, с блестящими в свете неоновых вывесок крыльями. На лоснящихся чешуйках отражаются рекламные лозунги средств от импотенции, лозунги алкогольных кампаний,такая неуютная, но отлично вписывающаяся соц.реклама, баннера порносайтов - веселье, веселье, веселье.
Я щелкаю пальцами. Город жужжит и злится. Корочка черного разрыхлившегося асфальта под каждым моим шагом прогибается, мои ноги сгибаются, ветер грубо загибает назад уложенные волосы. Город дышит мне в лицо сигаретным дымом, который выдыхаю я. Город дышит мне в лицо смехом, который рассыпается из моего рта.
Я стряхиваю сигаретный пепел, стряхиваю с себя всю спесь. Город-пчела меня жалит, а кажется, что жалеет.

@темы: неосязаемое

19:06 

It's okay to be a little stoned.
Вспоминаю, как шелестит поезд: раскачивающийся ритм - стук. Громко и жадно поезд лижет рельсы - так похоже на шелест, на скорое перелистывание страниц, исписанных мелким почерком с обеих сторон листа - скорее всего, там только даты, заляпаные кляксами синих чернил, это придает листу еще большую ломкость и "накрахмаленность" - разъедающие пятна слез, когда не было сил даже вспоминать, разъедающие пятна слюны, когда щека в забвении прижималась к страницам. Ночью, на повороте, поезд жалобно воет. Жалость - та еще шлюха.
Я закрываю глаза и мне не смешно от ребяческой звукоимитации "чу-чух_ чу-чух".
Я оказываюсь в пролете между двух вагонов. Здесь трясет так, что нет сил даже оторвать от стены руки и закурить.

@темы: неосязаемое

Senesthopathia

главная