безмозглый ГЕНИЙ
It's okay to be a little stoned.

Когда она злится, она зовет меня полным именем - Луизиана. Она знает, как я ненавижу это имя, и жаждет накрыть меня своей злостью, разросшейся до размеров одноименного штата. В такие моменты я терплю, терплю; от ее возгласов глаза засыпает солью, а язык чешется как от перца, но я сглатываю, пригоршнями вбираю в рот жалкую, просящую интонацию, с которой хнычат в исступлении шлюхи и перебирают на четках молитвы, и говорю: Мар. Я говорю: "Мар", - и если ее имя правильно звучит, она захлебывается и перестает кричать, а если нет - вспыхивает в разлитой напалмом злости.

Мар с испанского означает вечный мировой океан, и она очень на него похожа. Холодная и необъятная - не нравятся ей объятия. Когда я обнимаю ее со спины, она ведет плечами, шипит недовольно звуком, похожим на прибой, и говорит: "Тесно, Лу. Отпусти."

И каждый раз я не отпускаю, потому что я влюблена в эти моменты.

Я влюблена в то, как она потягивается по утрам, стоя в одной майке, потягивается долго-долго, поднимает руки, гнется в спине, и движения у нее плавные, размашистые, как волны. Я влюблена в те моменты, когда она читает, лежа со мной плечом к плечу на кровати, и бездумно гладит мою стопу своей - холодной. Я влюблена в то, как она облизывает свои вечно соленые губы каждый перед тем, как произнести "хорошо".

 

- Я оплачу долг за аренду в следующем месяце.

- Хорошо.

 

- Я залила гортензию - завяла. Не злись, пожалуйста.

- Хорошо.

 

- Останься со мной.

- Хорошо.


Я не влюблена в Мар. Любить ее очень страшно и я боюсь захлебнуться. Океаном в штормовую погоду любуются только с берега.